“Преднамеренное банкротство” “ИжАвто”, правда? Или чье-то желание выдать миф за действительность? Перед кем провинились управленцы группы “СОК”.

“Преднамеренное банкротство” “ИжАвто”, правда? Или чье-то желание выдать миф за действительность? Перед кем провинились управленцы группы “СОК”.

“Глава самарской группы СОК Юрий Качмазов, а также ряд бывших топ-менеджеров «ИжАвто» во главе с гендиректором Михаилом Добындо объявлены в федеральный розыск по делу о преднамеренном банкротстве завода. Но произошло это лишь после того, как все ключевые активы группы СОК в автопроме перешли под контроль «Ростехнологий» и АвтоВАЗа”.

Говорить о том, что имело место преднамеренное банкротство рановато. Из имеющейся в СМИ информации следует, что указанным лицам вменяется преднамеренное,т.е. умышленное банкротство завода “ИжАвто”.

Однако продажа контрольного пакета акций самому заводу с дальнейшей его оплатой “товаром” вполне законна и является правом акционеров, при соблюдении определенных процедур.

Для начала обратимся собственно к ст.196 УК РФ «Преднамеренное банкротство».

До 2006 года редакция данной статья была такова: «Преднамеренное банкротство, то есть умышленное создание или увеличение неплатежеспособности, совершенное руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем в личных интересах или интересах иных лиц, причинившее крупный ущерб…»

Федеральным законом №161-ФЗ от 19.121.05г. была принята новая редакция и под  преднамеренным банкротством сейчас понимается «совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица… действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица … в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб…».    Однако изменение формулировок сути не изменило. Фактически речь идет об умышленном банкротстве, т.е. совершением лицом, или группой лиц неких прямоумышленных действий или допущении преступного бездействия, следствием чего будет являться увеличение неплатежеспособности предприятия, а, следовательно, невозможность выполнения обязательств перед кредиторами, государством с обязательным причинением крупного ущерба и т.д.

Иными словами между преступным действием (бездействием) и, наступившими вышеуказанными преступными последствиями должна обязательно быть установлена однозначная причинно-следственная связь, т.е. необходимо установить, что конкретные прямоумышленные действия, преступное бездействие, привели к конкретным негативным последствиям с причинением крупного ущерба. Состав по конструкции материальный.

Производство автомобилей на «ИжАвто» было прекращено в апреле 2009 года из-за того, что компании Kia и «АвтоВАЗ» из-за долгов завода прекратили поставки машинокомплектов

Однако в большинстве случаев неплатежеспособность, являясь внешним  признаком объективно существующего состояния предприятия, может быть вызвана объективной ситуацией, складывающейся, например, на внутреннем или внешнем рынке относительно определенной группы товаров; отсутствием спроса; низкой конкурентной способностью товаров и т.п.

В такой ситуации, с учетом необходимости ежемесячной выплаты заработной платы, произведения обязательных отчислений в бюджет, погашения кредиторки и т.п. руководству и акционерам остается два пути решения вопроса. Либо привлекать заемные средства, либо реализовывать имеющиеся активы. Интересно то, что реализация этих «двух» путей требует от управляющего персонала и от акционеров умышленного и осознанного совершения, на свой страх и риск, определенных действий. Которыми могут быть заключение контрактов, оценка стоимости активов и т.п.

Вопрос в том, чтобы понять, на что направлены действия руководства или акционеров предприятия: на сознательный вывод последнего из кризиса или на сознательное доведение до критического увеличения неплатежеспособности предприятия с перспективой банкротства последнего?

Принимая во внимание, что предпринимательская деятельность совершается на свой страх и риск, однозначно утверждать, что имеет место преднамеренное банкротство,  конечно же, нельзя. Более того, таковое практически не доказуемо, если не имело место открытое воровство.

Товарный остаток — автомобили с завода — также исчезли, причем, как утверждают собеседники «Ведомостей», весьма забавным способом. Представители СОКа просто перенесли забор, в результате чего часть склада с готовой продукцией оказалась за территорией «ИжАвто» и не подпала под обременение по кредитам Сбербанка.

Теперь обратимся к «размеру» крупного ущерба при преднамеренном банкротстве. Под крупным ущербом понимается сумма, превышающая 1.5 млн. руб. и она одинакова для всех предприятий и организаций.

В условиях финансового кризиса сумма ущерба в 1.5 млн.руб. крайне мала, и руководство, или акционеров любого предприятия, у которого результатом финансовой деятельности является убыток и, как следствие- банкротство, можно, при стечении определенных обстоятельств, рассматривать как будущих фигурантов по делу о преднамеренном банкротстве. Ситуация была бы другой, если бы размер крупного ущерба определялся, например, в % выражении от общего годового оборота предприятия.

Кроме того, весьма сомнительным представляется, и то, что реализация активов происходила за бесценок, без проведения независимой оценки, а равно без       соблюдения требуемых юридических процедур. В любом случае, помимо учетных документов и договорной базы, необходимо тщательно изучить «акционерную» документацию, заключения оценщиков и прочее.

Вполне возможно, здесь имеет место конфликт интересов и фигуранты по делу реализовали свое право выхода из состава акционеров завода.

Глава «Сбербанка» Герман Греф назвал Группу СОК — собственников «ИжАвто» мошенниками и пообещал привлечь их к уголовной ответственности. Они, по словам Грефа, «вывели активы мошенническим способом, бросили 5,5 тысячи людей и выбросили акции».

Другой вопрос в том, что собственно сделка по продаже контрольного пакета акций, в сложившейся громкой ситуации, будет рассматриваться в совокупности с иными, имевшими место коммерческими проектами. И, возможно, это обстоятельство не сыграет на руку фигурантам.

P.S. Дерзкий “переноса забора” на территории завода с целью “сокрытия товара” , если данный факт действительно имел место и не является выдумкой PR-арщиков, в результате чего часть автомобилей оказалась за пределами завода, может говорить только об одном. Остроумии отдельных “товарищей”  и ни о чем более, в серьезном смысле,  ибо, помимо злосчастного “забора”, есть еще такие инструменты как  инвентаризационные ведомости, документы бухгалтерского учета, в т.ч. оборотные  ведомости по счетам учета товаров, бухгалтерская отчетность и т.д.. Наконец, существует возможность “заглянуть за забор”, если таковой не уходит в бесконечность…..

 

“Преднамеренное банкротство” “ИжАвто”, правда? Или чье-то желание выдать миф за действительность? Перед кем провинились управленцы группы “СОК”.: Один комментарий

  1. Андрей Фролов дал интервью «Независимой газете», в котором опроверг версии следствия о преднамеренном банкротстве предприятия….

    «причиной банкротства «ИжАвто» стали слабая собственная бизнес-модель и финансово-экономический кризис, а не действия руководства компании. Немаловажную роль сыграла и сделка с АВТОВАЗом — заключенная перед кризисом, она в итоге лишила «ИжАвто» поддержки властей в кризис, которые воспринимали предприятие как составную часть тольяттинского концерна и не выделили средства, полагая, что деньги должен давать АВТОВАЗ.»
    Читать полностью: http://top.rbc.ru/economics/23/11/2011/626416.shtml

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *